Сценарист.РУ

информация

ЗАПАДНЯ
автор: Арина Бургундская
...Заподозрив своего попутчика в неуязвимой для закона преступной деятельности, одинокий пассажир поезда решает покарать негодяя лично. Но до этого он должен убедиться в его абсолютной виновности...
опубликован: 11.03.19
жанр: мистика
формат: короткометражный
раздел: Новые сценарии
Обсуждение
Статистика скачиваний
.html
2
Текст сценария
рейтинг популярности
0.5

конкурс сценариев

Постоянный фонд
полнометражные
13
короткометражные
10
сериалы
2
Конкурс
полнометражные
12
короткометражные
23
сериалы
3
Новые сценарии
полнометражные
22
короткометражные
102
сериалы
12
Альтернативный фонд
полнометражные
4
короткометражные
3
Черновики
короткометражные
8
В производстве
полнометражные
2
короткометражные
1
Производство завершено
полнометражные
2
короткометражные
4

жанры

анимация
11
арт-хаус
2
биография
1
гангстерская сага
1
детектив
6
детский фильм
5
драма
34
исторический фильм
3
комедия
16
молодежный фильм
2
мелодрама
7
мистика
13
научная фантастика
8
приключение
4
притча
6
сказка
5
социальная драма
7
трагикомедия
3
триллер
10
фентези
3
фильм катастроф
1
фильм ужасов
7
Все жанры

библиотека

Как прислать сценарий на конкурс
Ошибки начинающих сценаристов
Сценарный формат
Логлайн
Защита авторских прав
Личные неимущественные права
Режиссерский сценарий
А судьи кто?
Дорога в Голливуд
Критерии отбора сценария
Развернутая смета на создание кино-видео продукции
Энциклопедия киношаблонов
Твой первый фильм
Перлы
Спасите котика!
Учебники по драматургии
Сценарии российских фильмов
Сценарии советских фильмов
Сценарии иностранных фильмов

Вход для жюри

Логин: 
Пароль: 
запомнить

ЗАПАДНЯ

НАТ. Ж-Д ПЕРРОН ДЕНЬ

Современный вокзал большого города. Осень. У перрона стоит поезд дальнего следования. Мимо него в обе стороны движутся пассажиры, носильщики с тележками.

Неприметный СТАРИК с птичьей клеткой в одной руке и билетом в другой идет по платформе; время от времени он останавливается, сверяет номер очередного вагона с номером указанным в билете, тяжело вздыхает и идет дальше.

Пройдя, таким образом, весь ж-д состав, старик останавливается и в растерянности обращается к ПРОВОДНИЦЕ.

СТАРИК
(протягивая билет)
Дочка, сделай милость, подскажи: где этот проклятый вагон? Все ноги исходил…

Проводница заглядывает в билет.

ПРОВОДНИЦА
(указывая на вагон за спиной)
Вот ваш вагон, папаша, пришли уже.

СТАРИК
Ох, спасибо! Дай бог тебе здоровья.

Старик подходит к двери вагона. Здоровается с подоспевшими пассажирами; настойчиво пропускает их вперед. Заходит в вагон.

ИНТ. ВАГОН ДЕНЬ

Старик продвигается по вагону, останавливается возле купе с номером один. Заглядывает в билет. Дверь купе открывается и перед стариком предстает улыбающийся статный БРЮНЕТ средних лет в белом костюме.

БРЮНЕТ
А я вас уже заждался.
(посторонившись)
Прошу в мою скромную обитель!

СТАРИК
Это что же… мне точно сюда?

БРЮНЕТ
Точнее не бывает.

Старик заходит в купе. Брюнет закрывает за ним дверь.

ИНТ. ВАГОН КУПЕ ДЕНЬ

Старик и его попутчик находятся в комфортабельном двухместном купе. Брюнет сидит у окна и, приветливо улыбаясь, с любопытством рассматривает своего соседа. Старик устраивается напротив, ставит клетку рядом с собой.

СТАРИК
(осматривается, ощущает неловкость)
Вот оно как… Выходит с комфортом поедем. Хорошо… Хотя, по совести сказать, мне этакий шик без надобности. Мотовство одно… Да вот в купейном как на беду — ни единого места!
(усмехнувшись)
Всем разом ехать приспичило. Пришлось мягкий брать… А в очереди народу! Дочка в кассе до того захлопоталась, что за ентот дорогущий билет с меня сперва и брать не хотела. Говорит: вы уже оплатили. А когда ж я платил? Я и денег-то из рук не выпускал! Насилу ее уговорил…

Брюнет, не говоря ни слова, зачарованно смотрит на старика.

СТАРИК
Там еще в третье купе было место… Люблю это число. И ведь просил ее: дай, говорю, дочка, третье! А она первое подсунула. Черт ее дернул…

БРЮНЕТ
(усмехнувшись)
В самую точку! А я всегда первым номером езжу и никак иначе.

СТАРИК
Так вы, небось, сильно загодя берете?

БРЮНЕТ
Не имею такой привычки. Для меня любой билет не проблема.

СТАРИК
Вот оно как… Вы чай артист какой или академик?

БРЮНЕТ
Вроде того. Мое имя Зигфрид, а по батюшке — Зигмундович.

СТАРИК
Очень рад.
(протягивая руку)
Лександр Ярославович.

БРЮНЕТ
Нет-нет, я за руку не здороваюсь. Таковы мои правила, уж не обессудьте.

Брюнет бросает брезгливый взгляд на грубые трудовые ладони попутчика.

СТАРИК
(убирая руку)
Да что вы! Как можно! Мы к чужому уставу — с уважением. Вот сердцем чую, подходячий мне попутчик попался. Глаз — она мера ненадежная: так ведь всяк мил человеком померещиться может. А сердце не проведешь! Оно коли чистое, так завсегда себе желанного соседа выбирает.

БРЮНЕТ
Меня не выбирают. Я сам решаю с кем мне по пути.

Поезд трогается, начинает набирать ход.

СТАРИК
(усмехаясь)
Вот оно как…

БРЮНЕТ
Напрасно веселитесь, папаша. Я обратил на вас внимание еще на вокзале, возле кассы, где вы, как вам и полагалось, смиренно стояли в очереди. Там я и решил, что именно с вами мне будет приятно провести некоторое время в пути.

СТАРИК
Дивно дело… Чем же это я вас заинтересовал?

БРЮНЕТ
Вы мне абсолютно не интересны. В этом и состоит парадокс. Понимаете, я, вообще, предпочитаю путешествовать в компании своих коллег, но, к сожалению, такая возможность выпадает крайне редко. Гораздо чаще мне приходится разъезжать в одиночестве, ибо общество случайных людей я не приемлю вовсе.

За дверью раздаются, и некоторое время продолжаются радостные крики, топот ног, смех. Брюнет бросает неприязненный взгляд на дверь.

БРЮНЕТ
Человечество в основной своей массе состоит из невежественных, суетливых тварей исполненных примитивных страстей и поголовно страдающих недержанием своих убогих суждений. И даже когда они молчат, от их гнилого нутра веет смрадом. А у вас, как я заметил, это проклятье не прижилось: вы — чисты как бесплодное поле и просты как гвоздь; спокойный и безыскусный. Никакой душевной ряби и сколько-нибудь заметного интеллектуального багажа. Всегда налегке. Не так ли?

Брюнет громко смеется, запрокинув голову.

БРЮНЕТ
Из деревни? Не отвечайте, я знаю, что из деревни.
Sancta simplicitas. Или как говорили у вас в старину: глуп до святости.

Старик конфузливо улыбается, растерянно смотрит на своего смешливого соседа.

СТАРИК
Право не знаю, радоваться мне или горевать. Вроде как похвалили вы старика, а вроде как — пожурили. И не разберу…

Брюнет весело и заразительно смеется. Старик вторит ему тихим смехом.

БРЮНЕТ
Не утруждайтесь. Поверьте, без напряжения мыслительного аппарата вы проживете гораздо дольше. И не обижайтесь. Это тоже вредно для здоровья.

СТАРИК
Да я не в обиде. На умного человека грех обижаться.

БРЮНЕТ
Гениально! Чистый младенец! Вы практически неуязвимы!

Брюнет сосредоточенно всматривается в своего попутчика.

БРЮНЕТ
Вы не похожи на праздного человека… Работаете?

СТАРИК
Да какое там! На пенсии. Но, ваша правда — без дела не сижу. Хозяйство мое хоть и невеликое, однако, пригляду все же требует.

БРЮНЕТ
Сад-огород держите?

СТАРИК
А как же без него!

БРЮНЕТ
Ну а клетка для кого?

СТАРИК
Так ведь грызуны-вредители одолели. Вот и приходится их отлавливать.

БРЮНЕТ
Как кот что ли?

Брюнет развязно смеется над своим пожилым попутчиком.

СТАРИК
(улыбаясь)
Ага. Клетушка у меня специальная…
(поглаживая клетку)
Особая, на заказ…

БРЮНЕТ
А вы разве своих вредителей не убиваете?

СТАРИК
Так ведь больно хитро эта бестия устроена: чем больше ее изводишь, тем больше она плодится. Вот и приходится держать ее в неволе.

Брюнет снова разражается громким смехом.

БРЮНЕТ
Обожаю детей природы! Невинная простота! Такие как вы, папаша, теперь редкость.

СТАРИК
Это вы сейчас очень верно подметили – в самое яблочко.

Лицо Старика омрачается глубокой печалью.

СТАРИК
(продолжая)
Сколько нашей молодежи в город поуезжало… и никто не вернулся, точно сгинули. А мы старики в деревнях вымираем и не на кого нам оставить ни дома наши, ни хозяйства… Никому мы не нужны.

БРЮНЕТ
А всему виной естественные человеческие слабости: маленькие порождают большие, те, в свою очередь — еще большие, и нет этому помешательству предела. И не будет. Я со своими коллегами достаточно над этим потрудился.

Старик удивленно вскидывает брови.

БРЮНЕТ
Да-да, вы не ослышались. Таковы уж мои обязанности. А вообще, работа у меня незамысловатая: оттереть умного от управления, а на его место посадить недоучку или полного неуча; открыть дорогу бездарности, а человека талантливого переместить в кювет, где он со временем забудет о своей стезе и растворится в серой массе.
(с наслаждением)
И искра божия угаснет в темноте… Главное — создать подходящие условия: облечь глупость властью; возвести стяжательство в главный жизненный принцип, а потом представить все это уродство как норму. И процесс пойдет сам собой.

Самодовольное выражение на лице оратора сменяется грустной миной.

БРЮНЕТ
Впрочем, все это уже в прошлом. Теперь скучаю без работы…
(вздохнув)
Да… прекрасное было время… Ох, и крепкие же орешки попадались мне, папаша. Какие были люди! Не нутро, а дамасская сталь! А сейчас…
(презрительно)
Желейные душонки, сплошная шелуха…
(пауза)
Я начинаю терять интерес к вашему миру. Меня занимают сложные явления, лабиринты душ, люди-сфинксы… Но, к сожалению, подобные жемчужины в вашем болоте, увы, больше не ловятся…

Брюнет печально смотрит в окно на проплывающий мимо унылый осенний пейзаж. Старик не сводит глаз со своего собеседника.

БРЮНЕТ
Меня утомили бесплодные поиски. Мной овладела безысходная тоска. Тоска, тоска, тоска… Куда ни бросишь взгляд — одна тоска…
(пауза)
И лишь на вашем грубом, неотесанном образе сегодня успокоился мой глаз. Вот почему вы здесь, Лександр Ярославич.

СТАРИК
Все равно не пойму: чего вы во мне нашли?…

БРЮНЕТ
Вы правы, тысячу раз правы… И тем не менее, если б этим утром на вокзале передо мною предстала очередь состоящая из величайших сынов Земли — всем гениям я предпочел бы вас. Да-да, не удивляйтесь. Вы — необыкновенное и удивительно гармоничное существо. Вы — чудо!

Глаза брюнета восторженно глядят на старика. Старик скромно опускает взгляд.

БРЮНЕТ
(продолжая)
Я знал немало королей и истинных аристократов, людей драгоценного ума и ослепительной гениальности, которые громко рассуждали о примате духовного над материальным, о важности сохранения нравственной целостности, о верности высоким идеалам… Но, оказавшись перед выбором — продолжить жить с запятнанной душой или умереть с достоинством и честью они бесславно выбирали жизнь. Таков причудливый закон природы, мой попутчик: лишь утлые хребты она венчает светлыми главами.

СТАРИК
Оно, конечно, по-всякому бывает, однако же, не все средь них такие.

БРЮНЕТ
С другими дела не имел. Фиаско — не мой жанр.

СТАРИК
Завидую я вам. Вы, стало быть, знавали гениев?

БРЮНЕТ
(усмехнувшись)
Знавал. Хотите, расскажу? Вот, скажем, Вагнер. Вам знакомо это имя?

СТАРИК
Да вроде слышал.

БРЮНЕТ
(улыбаясь)
Ну, допустим. Так вот, я помогал ему творить прекраснейшее высокоэнергетическое оружие, когда-либо созданное на Земле — его чудесные опусы. Я лично напитал их силой древних мифов, исполнил окрыляющего тевтонского духа, запряг валькирий в колесницы нот. Я сделал все, чтоб родилась она — божественная музыка победы, безжалостная и убийственная как поток Коцита! Ну, чем не благо, верно?
(ехидно смеется)
Но, я не занимаюсь добрыми делами. Я знал, что близится тот день, когда эта могучая музыка вдохновит недоумка Гитлера на его "подвиги". Результат вам известен. Или, к примеру, Оппенгеймер — создатель атомной бомбы. Я дни и ночи стоял у него за спиной и словно нерадивому школьнику подсказывал решение задачи. Он прекрасно понимал, что из этого получится.
(ДАЛЬШЕ)

БРЮНЕТ (ПРОД
Но, тем не менее, довел свою работу до конца. А после того, как эти безмозглые повитухи в военной форме приняли у него из рук в руки своего долгожданного "Малыша", и умертвили с его помощью двести тысяч узкоглазых — он захныкал как ребенок и принялся ругать правительство. Слабак!

Брюнет возвращается из мира воспоминаний и обращает свой взгляд на своего попутчика.

БРЮНЕТ
Но, вы — чудесный монолит, крепкий и непоколебимый, как истукан с острова Пасхи. Я искренне восхищаюсь вашей первозданной пустотой. Вы редчайший из перлов в этом отвратительном людском перегное.

СТАРИК
(смущенно)
Да чего там… обыкновенные мы.

БРЮНЕТ
Хотите чаю?

СТАРИК
Это можно.

Раздается стук в дверь.

БРЮНЕТ
Войдите!

Входит проводница с подносом. На подносе — два стакана чая и сахар.

ПРОВОДНИЦА
Вот, пожалуйста…
(ставит поднос на стол)
И сахара побольше… как просили.

БРЮНЕТ
Я не просил, я — заказывал.

Проводница выходит, закрыв за собой дверь.

СТАРИК
Это что же…?

БРЮНЕТ
А вы как думаете?

СТАРИК
Чудеса…

БРЮНЕТ
Пустяки. Потребность в чудодействиях давно отпала. Теперь чудеса творят деньги.

СТАРИК
Вот оно как. А я уже было поверил…

БРЮНЕТ
Вы разочарованы? Какая жалость! Ну, что ж, придется восстанавливать престиж. Но, напоминаю: я добрых услуг не оказываю. Это претит моей природе.

За дверью раздаются крики, сопровождаемые шумом, возней. Старик поднимается, приоткрывает дверь купе.
Перед ним оказывается взволнованная ЖЕНЩИНА.

ЖЕНЩИНА
(испуганно кричит)
Помогите! Скорее! Дерутся!

Женщина убегает, продолжая звать на помощь.

БРЮНЕТ
(прихлебывая чай)
Закройте дверь. Это не самое приятное зрелище.

Старик закрывает дверь. Возвращается на свое место. За дверью слышатся голоса блюстителей закона и усмиренных драчунов.

БРЮНЕТ
Выпейте чаю. Он здесь неплох.

СТАРИК
Спасибо, что-то расхотелось.

Поезд замедляет ход; приближается к следующей станции.

БРЮНЕТ
Не обращайте внимания. Это — мелочь, третьесортная работа. Вот вам трюк потоньше.

Брюнет встает, подходит к двери и распахивает ее настежь. В это мгновение мимо купе проходит молодая ДЕВУШКА с чемоданом.

БРЮНЕТ
(девушке)
Позвольте, я помогу!

Брюнет забирает чемодан из рук изумленной девушки и захлопывает дверь купе.

Поезд останавливается у платформы. Старик с тревогой глядит в окно.

На платформе стоит улыбающийся ПАРЕНЬ. Через мгновение улыбка сходит с его лица. Из вагона появляется Брюнет с чемоданом в руке; он ставит его у ног молодого человека, а затем, хитро подмигнув, сообщает ему что-то и спешно возвращается в вагон.

Следом за ним появляется девушка — хозяйка чемодана; она провожает Брюнета непонимающим взглядом; подходит к парню. Начинаются объяснения на повышенных тонах. На глазах девушки появляются слезы. Она безуспешно пытается обнять молодого человека.

Старик приоткрывает окно.

ДЕВУШКА
(сквозь слезы)
Клянусь тебе, я его первый раз вижу!

Парень смягчается; позволяет ей обнять себя. Поднимает чемодан.
В купе возвращается Брюнет. Он быстро проходит к окну. С умилением смотрит на примиряющихся влюбленных. Машинист дает гудок; поезд трогается.

БРЮНЕТ
(девушке, машет ей рукой из окна)
Анечка, привет Лютику!

Парень бросает яростный взгляд на удаляющегося вместе с поездом Брюнета, затем опускает чемодан на землю, отталкивает от себя девушку и энергичными шагами удаляется прочь.

БРЮНЕТ
(Старику, закрывая окно)
Так она называет его, когда они тет-а-тет.

СТАРИК
Хватит с меня ваших фокусов.

БРЮНЕТ
Ну, вот вы и расстроились. А я ведь предупреждал: человеколюбие мне чуждо. Ладно, только ради вас, в виде исключения готов помирить их. Вуаля!
(щелкает пальцами)
Ну, вот и все. Вы поверите мне на слово? Такие как вы всегда верят на слово.

Брюнет звонко смеется.

СТАРИК
(хмуро)
Благодарствую.

БРЮНЕТ
Нет, в самом деле: я восхищаюсь вами. Даже сейчас, когда вы сердитесь, в вашем организме не наблюдается никаких болезненно-деструктивных проявлений гнева.

Старик хмуро глядит в окно.

БРЮНЕТ
Вы, папаша, уникальный экземпляр!
(примирительным тоном)
Ну не кипятитесь. Я иногда позволяю себе подобные слабости. Особенно когда дело касается такой хрупкой материи, как личные отношения. В этом есть определенный изыск: лишь слегка подтолкнуть маятник и наблюдать, как ничтожный импульс порождает гигантские, разрушительные колебания. Ничего не могу с собой поделать, люблю такие моменты.

Поезд проезжает по мосту. Старик хмурится, смотрит в окно, бормочет что-то себе под нос.

БРЮНЕТ
Что с вами? Мне показалось или вы, действительно, читали молитву?

СТАРИК
Не люблю мостов.

БРЮНЕТ
Думаете, рухнет?
(усмехнувшись)
Не бойтесь, этот еще сто лет простоит. А что касается ваших обращений к всевышнему — скажу вам по секрету — напрасный труд. Вас не услышат.

СТАРИК
Неправда ваша.

БРЮНЕТ
Неужели? Боюсь, вы ошибаетесь. Хотя порою и может сложиться впечатление, что в этом что-то есть, но это — иллюзия, поверьте мне. Не далее, чем на прошлой неделе я имел возможность лишний раз в этом убедиться. И именно на этом мосту.

Старик отрывается от окна и поворачивается к Брюнету.

БРЮНЕТ
Нет, в самом деле, послушайте, это, действительно, примечательный случай.
Я, знаете ли, люблю пройтись перед сном, подумать о своем, полюбоваться природой… Сумерки — удивительное время. Однажды мне рассказали, что ваш создатель — когда он пребывает в истинном своем обличье — выглядит как обыкновенный огненный шар.

Брюнет указывает на оранжевое Солнце за окном.

БРЮНЕТ
(продолжая)
Точь-в-точь как это Солнце. С тех пор я полюбил гулять по вечерам и наблюдать мучительное угасание его плазменного двойника на небосклоне. Так вот, в тот день я, как всегда, бродил бесцельно, любовался кровоточащим закатом, и сам не заметил, как оказался неподалеку от того волнительного виадука, который мы с вами только что благополучно миновали. Там я внезапно ощутил такой густой, живительный и терпкий аромат страданий, что у меня едва не закружилась голова. Я оглянулся и увидал отчаянного молодого человека, который стоял на краю моста, смотрел вниз и не решался спрыгнуть. Мне не составило труда неслышно подойти к нему. Я встал чуть позади, склонился и шепнул ему на ухо: Ну, что ты тут забыл? Любуешься закатом? Оставь свою затею и иди домой. Дорогу знаешь, провожать не нужно. За восемь лет ты проходил здесь пару тысяч раз. Ведь именно этой дорогой ты возвращался каждый день с работы, не так ли? Ты заучил маршрут до полного автоматизма. Помнишь? Сначала идешь вдоль шоссе, потом по переходу, затем направо метров сто. Сворачиваешь за угол, поднимаешь глаза и видишь свет в своем окне. Сегодня не горит? Какая жалость! Затем ты направляешься к подъезду, заходишь в лифт… Ан нет — на лифте ты не ездишь. Ты поднимаешься пешком. Ведь так? Орел! Снимаю шляпу!
(ДАЛЬШЕ)

БРЮНЕТ (ПРОД
Потом подходишь к двери и привычным движением руки звонишь в дверной звонок. И за дверью немедленно раздается радостный топот ее бойких ножек. Мы очень неохотно забываем свои привычки, верно? Вот и сегодня ты по привычке протянешь руку и позвонишь в звонок. Жаль только, что ее шагов ты не услышишь, и дверь тебе она не отопрет. И тогда ты достанешь из кармана холодный ключ и сам откроешь дверь. А помнишь, как ты эту дверь дотошно выбирал, как проверял, чтобы была покрепче, понадежней? А как же! Ведь сокровище свое за нею прятал, вдруг чего… И что теперь? Какой в ней прок в твоей двери железной, когда за ней — лишь опустевшая квартира? Холодная и темная, как склеп квартира, в которой больше нет, и никогда не будет твоей Сашки. Потому что она умерла!
(пауза)
Ну, что же ты стоишь? Ведь ты за ней сюда пришел! Посмотри, посмотри! Ты видишь ее? Там внизу! Смотри! Она ждет тебя! Она в каком-то шаге от тебя! Иди же к ней и обними ее!
(после паузы, с презрением)
А он стоял как тюфяк и, обливаясь слезами, читал какую-то поганую молитву…
(сплюнув)
Так и не прыгнул… Тряпка!

СТАРИК
Стало быть, его молитву услышали, и укрепили его сердце, и уберегли от тяжкого греха.

Лицо брюнета становится пунцовым; глаза наливаются кровью.

БРЮНЕТ
(гневно)
Чушь! Просто пока этот слюнтяй бубнил свою сопливую молитву, вся его решимость испарилась, и момент был упущен. Только и всего! Ах, как он разозлил меня! Я едва не столкнул его собственными руками.

Брюнет яростно сжимает кулаки.

БРЮНЕТ
(продолжая)
И столкнул бы… но, этот паршивый слизняк от страха будто сросся с этим проклятым мостом. Мне не удалось даже пошевелить его. И тогда я сказал ему на прощание: …

СТАРИК
"Я отправляюсь к ней. До встречи, размазня!"

БРЮНЕТ
Что? Откуда вы…

СТАРИК
Я тоже был на том мосту. Услышал крик надорванного сердца и явился. По счастью вовремя… Ах, как же мне хотелось изловить тебя чертяку там на месте, да уж больно ты оказался ловок, а я — уже не тот. Но, сегодня — мой день! Расслабился ты, козлоногий! А я уж и не чаял отыскать тебя. Однако ты порядком наследил. Оно и немудрено, когда твое нутро смердит как падаль в знойный день. Уж расстарался ты, чтоб я тебя приметил!

БРЮНЕТ
(корчась)
Вы придавили мне ноги.

СТАРИК
Как тому пареньку на мосту. Не вырвешься, не пыжься.
(ДАЛЬШЕ)

СТАРИК (ПРОД
Однако ты мастак менять обличья — ведь я тебя сначала не признал. Только когда ты начал про мост рассказывать, я понял, как мне сегодня свезло. Какая выдающаяся крыса мне попалась! Мелкой-то сошки я за свою жизнь переловил без счета, а вот такого упыря держу в руках впервые. Однако ж хоть ты и козырный туз, а от своих шестерок недалеко ушел. Губит вашего брата непомерная гордыня. Как у вас где чего сладится, так вы давай о том трубить во все фанфары. А уж коли срежетесь на чем, так вони от вас не оберешься. Не знаете вы тишины душевной, все мечетесь как крысы в западне. А потому естественная и безыскусная простота для вас — пустое место. А мне она — покой мой и отрада. В ней пребываю я с моим Отцом небесным. Укрыт я ею словно каменной стеной монастыря, непримечательной и беспроглядной суетному глазу. Вот так-то, свинорылый!

Поезд начинает сбавлять ход.

ПРОВОДНИЦА
(за дверью, стучится)
Келейная, папаша! Подъезжаем.

НАТ. Ж-Д ПЛАТФОРМА ВЕЧЕР

Поезд уходит. Старик остается на полустанке один. Перед ним открывается вид на безлюдную равнину с узкой тропинкой, ведущей к небольшому селу на горизонте.
Там, среди одноэтажных деревянных домов, в лучах заходящего солнца горят огнем золотые купола церкви.

Старик идет по тропинке в сторону села. В руке старика – клетка с белой крысой.

КОНЕЦ

обсуждение

К этому сценарию нет ни одного комментария
Ваш будет первым
Рейтинг@Mail.ru