Сценарист.РУ

конкурс сценариев

Постоянный фонд
полнометражные
13
короткометражные
10
сериалы
2
Конкурс
полнометражные
13
короткометражные
26
сериалы
3
Новые сценарии
полнометражные
23
короткометражные
89
сериалы
13
Альтернативный фонд
полнометражные
4
короткометражные
3
Черновики
полнометражные
7
короткометражные
30
сериалы
2
В производстве
полнометражные
2
короткометражные
1
Производство завершено
полнометражные
2
короткометражные
4

библиотека

Как прислать сценарий на конкурс
Ошибки начинающих сценаристов
Сценарный формат
Логлайн
Защита авторских прав
Личные неимущественные права
Режиссерский сценарий
А судьи кто?
Дорога в Голливуд
Критерии отбора сценария
Развернутая смета на создание кино-видео продукции
Энциклопедия киношаблонов
Твой первый фильм
Перлы
Спасите котика!
Учебники по драматургии
Сценарии российских фильмов
Сценарии советских фильмов
Сценарии иностранных фильмов

наши друзья

Приглашаем посетитель сайт Go! Go to Tour! Новости туриндустрии и советы путешественникам помогут вам спланировать отдых и не потеряться в сложной ситуации.
Совет туристу: Едем автобусом (ч.3)Совет туристу: Едем автобусом (ч.3)
Заключительная статья с советами о поездке автобусом до отеля назначения.

Ваши истории для кино

Очень часто мы слышим: чего они, кинематографисты, снимают? Все высосано из пальцев!

Кино - дело коллективное. Если вы хотите, чтобы наш кинематограф снимал правдивые, жизненные истории, расскажите нам. Очень возможно, что Ваш рассказ станет прекрасным фильмом.

Но учтите, что в нашей стране истории не защищены авторским правом. Все, что вы расскажите - ваш безвозмездный дар кинематографу. Если вы хотите, что-нибудь заработать, надо либо самим написать сценарий, либо взять кого-нибудь в соавторы.

Убедительная просьба: не присылайте нам истории с анекдота.точка.ру. Все сценаристы умеют пользоваться Интернетом.

Фамилия, имя: 
Город: 
E-mail: 
Ваша история: 


Архив историй для кино

#33   / Москва
14 Апр. 09 20:55
Простая история о долше и чести. Севастополь. 1855 год. История происходит в одной траншее. Главный герой - парень, который вообще не хочет воевать, но под воздействием войны начинает убивать. И, застрелив безоружного британца, он забирает его кепку и дуркой по центру и теперь этот случай преследует его. И он доведет его до ручки...........
#32   / Эмин
14 Апр. 09 20:55
Простая история о долше и чести. Севастополь. 1855 год. История происходит в одной траншее. Главный герой - парень, который вообще не хочет воевать, но под воздействием войны начинает убивать. И, застрелив безоружного британца, он забирает его кепку и дуркой по центру и теперь этот случай преследует его. И он доведет его до ручки...........
#31   / Москва
18 Марта 09 18:25
Байки про кино

Предисловие

Те, кому доводилось снимать или сниматься в кино, наверняка поддержит мое мнение, что
зачастую самые интересные истории происходят именно за кадром, в процессе производства фильмов. И это понятно: в съемках участвуют десятки интереснейших людей, с разными характерами, пристрастиями, судьбами, подчас гораздо более яркими, чем те,которые видит зритель на экране в рамках готовой киноленты. Поэтому общение с участниками кинопроцесса, подчас даже мимолетное, с теми, чьи имена неприметно пробегают в титрах,открывает иногда какую-то новую грань жизни или какой-то новый, неведомый ранее ее нерв... Происходят также ситуации,в которых иногда не знаешь, как себя вести: то ли надо смеяться, то ли плакать,то ли - сразу же садиться за письменный стол, чтобы увековечить их.
Мне посчастливилось участвовать в съемках 3-х фильмов, в качестве статиста, актера
массовки и исполнителя главной роли.
И вот чтовспоминается...

"Транссибирский экспресс"

Этот фильм снимался на "Казахфильме" в середине 70- годов. Авторы сценария - братья Андрей Михалков - Кончаловский и Никита Михалков. Если кто читал сценарий, помнит, что они развернули действие картины на две серии, и в рамках этих серий у наших исполнителей-корейцев - Олега Ли, Мен Дон Ука, а также Лаврентия Сона - были весьма объемные роли.
Правда,впоследствии, в процессе монтажа картины создатели фильма - в их числе находился и главный режиссер картины Эльдор Уразбаев,- пришли к выводу, что фильм надо ужать до одной серии, перенеся
его фабулу в движущийся с Дальнего Востока на Москву поезд.
Впоследствии стало ясно, что это и вправду было оправданное решение: фильм получился динамичным и напряженным, как и положено детективу.
Осенью 1975 года киногруппа с "Казахфильма" приехала в Москву, чтобы отснять несколько эпизодов.
Я тогда учился в аспирантуре в МГУ им. Ломоносова. С Лаврентием Соном, выпускником сценарного
факультета ВГИКа и в ту пору, кажется, редактором "Казахфильма", нас связывала искренняя дружба, завязавшаяся еще в Алма-Ате, которая, кстати, продолжается и по сию пору. Так вот, роль начальника японской контрразведки Ямамото писалась братьями Кончаловским и Михалковым именно на
Лаврентия: контрразведчик по сценарию был в очках, некрасив, невысок росточком и к тому же хром, как и мой друг. ( Но если кто знает Лаврентия Сона, тот согласится со мной, насколько обманчива
внешность: более обаятельного в общении и дружбе человека трудно сыскать).
Ему удалось дозвониться до меня в общежитие в высотном здании МГУ на Ленинских горах (в те времена на каждом этаже стоял телефон, обслуживаемый дежурным; а в сталинские времена, рассказывали
университетские ветераны, телефон вообще был в каждой студенческой и аспирантской комнате), и мы условились встретиться на Рижском вокзале, на месте съемок.
Кстати, на Рижском вокзале в советские годы разворачивалось действие очень многих фильмов, чему в
немалой степени способствовала архитектура вокзала, и особенно укрытого под крышу, с массивными чугунными стойками, перрона. Советским режиссерам того времени, в связи с лимитом на
иностранные экспедиции, приходилось довольствоваться вполне дореволюционным и даже в чем-то
зарубежным обликом вокзала,- если того требовал очередной сценарий.
Итак, вынырнув из метро, я шагал по перрону, оглядываясь по сторонам. Ничего, что бы говорило о
готовящихся съемках, не было и в помине. Ну, там, осветителей с аппаратурой, оператора с камерой, ассистентов, актеров, режиссера с "матюгальником"...
Перрон был, что называется, девственно пуст, и по нему рысцой бежал мне навстречу Серик
Бекмаханов, как впоследствии оказалось, второй режиссер картины. Мы с ним были
шапочно знакомы по учебе в Казахском университете. Отец его, кстати, был
известнейшим в Казахстане ученым, автором учебника казахского языка, который
изучали во всех школах республики. Правда, мало кто из нас - моих соклассников и однокашников - мог
похвастаться в ту пору знанием языка Абая...
К сожалению, как теперь очевидно.
Так вот, увидев меня, Серик бросился ко мне и, будто мы с ним расстались только вчера, или же
являемся закадычными друзьями, совершенно по - свойски, с радостью закричал:

- Здорово! Как дела?
- Нормально,- ответил я.- Слушай, Серик, мне Лаврентий Сон сказал, что здесь будет сниматься кино.
- Будет-будет, тебя ждем!- продолжал исторгать из себя радость и дружелюбие Серик.
Согласитесь, услышать это было лестно... Хотя и не совсем понятно. Однако разъяснения
последовали тут же:
- Слушай, нам нужны сейчас статисты. Ну, понимаешь, вот там должны стоять японские солдаты с винтовками.
- Серик, я при всем желании не смогу изобразить японских солдат, находясь в единственном числе,-
возразил я. - Тут тебе нужен многоликий Будда.
- Не нужен никакой Будда. Хотя бы один солдат... Выручай, а? А то меня Эльдор убьет! Где я ему
взвод азиатов в Москве найду?
В этом он был прав. Это сейчас их в Москве пруд-пруди - китайцев, вьетнамцев, корейцев, узбеков, таджиков, киргизов - а тогда, в середине 70-х годов в Москве их было раз-два и обчелся. Во всяком случае,
в окрестностях Рижского вокзала на тот момент наблюдался только "раз"... В моем лице.
- Ну, ладно...Что надо делать?
- Иди вон к тому вагончику,- обрадовался киношник,- скажи костюмерше, что я тебя послал, пусть
она тебя оденет в форму! А я через 10 минут прибегу,- Серик облегченно вздохнул
и снова рысцой куда-то побежал.

Я пошагал в указанном Сериком направлении и тут столкнулся со своим другом Лаврентием
и известным актером Олегом Ли, вышедшими из здания вокзала. Они были в игровых костюмах. Лаврентий, помнится, в сером клетчатом пиджаке, темных брюках, с тростью в руках и щегольском котелке на
голове,- ну вылитый контрразведчик!

- Привет!- мы обнялись.

- Ты куда?- спросил Лаврентий.

- Да вот, Серик Бекмаханов попросил помочь. Японского солдата изобразить.

- Давай, помоги,- отозвался друг.- А то у нас жуткая ситуация: корейский театр не отпустил своих
актеров в Москву, и в массовке просто некого снимать. Вон туда иди,- показал рукой Ларик на видневшийся невдалеке передвижной вагончик. - А потом мы здесь встретимся.

Я вошел в вагончик, в котором, как мне показалось, только меня одного и ждали... Во всяком случае,
костюмерша сразу набросилась на меня:

- Здравствуйте! Вы от Серика? Давайте, побыстрее раздевайтесь и надевайте вот эту форму!

Она подала мне брюки и гимнастерку. Я зашел за ширму. Приятно, черт побери, чувствовать себя нужным человеком...

- У Вас какой размер ноги?- заботливо спросила костюмерша.

- 41-й, - отозвался я.

- Так, что у нас с обувью... Вот, есть 42-й... Вам подойдет!

Ботинки иностранного армейского образца шлепнулись у моих ног.
В это время двери в вагончике скрипнули, кто-то, неведомый мне, вошел, вызвав со стороны костюмерши поток слов с совершенно елейной интонацией:

- Здравствуйте, Олег Павлович! Ждем-ждем, вот, погладили Ваш костюмчик, пожалуйста, проходите...
- Спасибо, Тамарочка!- раздался до боли знакомый голос, и за ширму вошел, держа на плечиках костюм, Олег Павлович Табаков.

Тогда ему было аккурат 40 лет. Он находился в расцвете славы; волны обожания, особенно со стороны женской половины СССР, захлестывали его со всех сторон. Но, он, как шла молва, был стоек и
непоколебим в своей единственной привязанности.

Скользнув по мне приветливым взглядом, он вежливо поздоровался:

- Здравствуйте!

- Здравствуйте,- оробело поклонился я.

Далее шел процесс моего совместного со знаменитым артистом раздевания и
переодевания, о котором, наверное, случись это сегодня и будь на моем месте
некий бессовестный журналюга или папарацци, наверняка не удержался бы и красочно поведал миру о цвете маек и трусов Олега Павловича.

Но, слава богу, действие происходило в 1975 году, низменного интереса к нижнему белью со
стороны газетчиков еще не наблюдалось, а уж с моей стороны, как аспиранта МГУ, тем более.

Олег Павлович переоделся первым и первым же, прощально кивнув мне, вышел из-за ширмы, в то время как я возился со шнуровкой на ботинках.

- Олег Павлович, позвольте, я Вам тут поправлю,- снова защебетала костюмерша, и спустя несколько
мгновений послышался голос Олега Павловича, от которого, я думаю, костюмерша вся истаяла:

- Спасибо, голубушка-Тамарочка...

Двери открылись, и знаменитый актер покинул вагончик.

Я вышел из-за ширмы, и в это время влетел Серик Бекмаханов:

- Ну, как?

Он оглядел меня и задумчиво сказал:

- В общем и целом... Вот только волосы надо подстричь.

Это был удар ниже пояса. Поскольку, как помнят люди моего поколения, СССР в ту пору накрыла волна всеобщего поклонения перед английским "БИТЛЗ", граничащая с помешательством по
поводу не только битловских песен и мелодий, но и длины волос. Значительная
часть мужского населения Советского Союза в тот период времени была "долгогрива аки дива", считая свои свисающие по плечам волосы чуть ли не главным мужским достоинством... Что же касается наиболее продвинутой части молодежи, например, учащейся в МГУ, то в ее среде длина волос, скорее всего, олицетворялась с неким вольнододумством, а может быть даже с диссидентством...

Затронуло сие поветрие и автора этих строк. Во всяком случае, отращивая в аспирантские годы свои волосы, я вспоминал о своей юности, когда это было категорически невозможно из-за господствующего
коротковолосого стандарта...

Так вот, услышав слова Серика, я дрогнул.

- Серик, ты что?! Неужели ты думаешь, что из-за одного эпизода... Даже не эпизода, а... В общем,
этого не будет!- решительно заявил я.

- Старик, искусство требует жертв,- попытался изложить свой довод Серик.

Но я прервал его:

- Серик, не уговаривай!

Но не таков был Бекмаханов, чтобы отступить. К этому его
обязывала должность второго режиссера, которая, как многие знают, в том и
состоит, чтобы преодолевать трудности, постоянно возникающие в кино:

- Старик, ты посмотри на себя в зеркало? Ты думаешь, в Японии были солдаты с такими
гривами?- возопил он, нахлобучив на меня некое подобие японского военного головного
убора.

Из зеркала на Серика, парикмахера-гримершу и костюмершу смотрел хиппи.

- Старик,- продолжал изыскивать новые доводы Серик,- ты пойми... Один съемочный день
"Казахфильму" обходится в 15 тысяч рублей! Все там тебя ждут! А ты?!

Он еще много чего говорил...

Я был непоколебим.

Серик рвал и метал, взывал к моему патриотизму (все - таки я родился в Казахстане)...

А убедил меня все-таки не он, а парикмахер- гримерша - в годах женщина- казашка, которая просто сказала:

- Знаете, ведь волосы - не зубы, они же отрастут...

Она сразила меня наповал своей безусловной правотой.

- Ладно, режьте,- отчаянно взмахнул я рукой.

Резво застрекотала машинка, и спустя каких-то 30-40 секунд на окружающих растерянно стал взирать
ну чисто злобный милитарист-япошка, строящий коварные планы против молодой Советской республики...

Кстати, с тех пор я как-то внутренне совершенно успокоился по поводу длины волос, осознав простую истину, преподанную той женщиной - гримершей с "Казахфильма":

- Волосы - не зубы...

Совершенно преображенный я, с макетом ружья времен Очакова и покоренья Крыма в руках,
вышел, сопровождаемый Сериком, из вагончика, и мы с ним зашагали к месту съемок. За то время, что мы провозились с моим переодеванием и подгонкой внешности, на железнодорожный путь встал видавший виды
паровоз с прицепленными к нему тремя вагонами, на перроне появились все атрибуты, сопровождающие съемки: аппаратура, ассистенты, актеры...

- Ты вот здесь встань,- сказал мне Серик,- а я тебя потом позову.

И убежал.

Из здания вокзала вышли, о чем - то разговаривая, Нонна Терентьева, Олег Табаков, Эльдор
Уразбаев, Лаврентий Сон.

Было видно, как Эльдор Уразбаев дает распоряжения Серику, и тот бежит к машинисту паровоза, выглянувшему из своей кабины.

Лаврентий взобрался на подножку поезда.

- Нет, Ларион,- крикнул ему главный режиссер,- ты зайди в глубь, а потом будешь оттуда спускаться!

Лаврентий вошел в тамбур вагона.

Кстати, как потом оказалось, раньше это был личный вагон Л.П.Берии. В нем наличествовало все, что
приличествовало его статусу в СССР: кухня, столовая, спальня, ванная, кабинет,
комнаты для охраны, секретарей, связистов. В середине 70-х годов вагон был
приписан то ли к начальнику Московской железной дороги, то ли к замминистра
Союза. В картине зрители впоследствии могли увидеть внутреннее устройство этого
вагона. Как его удалось киношникам взять в аренду у высокого железнодорожного
начальства, об этом, наверное, теперь ведает только Серик Бекмаханов...

Но вернемся к съемкам.

- Олег, Нонна, - говорил Эльдор Уразбаев актерам,- Вы почтительно встречаете
Лаврентия.- Все-таки своим приездом Вас почтил сам шеф японской контрразведки... Как его...

- Ямамото - сан! - подсказал ассистент.

- Вот-вот!

- Понятно, Эльдор,- ответствовал Табаков,- изобразим!

- У меня готово!- сообщил оператор, глядящий в камеру.

- Тогда начали! Мотор! - скомандовал Уразбаев.

- "Транссибирский экспресс", кадр 38-й,- бойко выкрикнула молоденькая ассистентка в курточке, щелкая
хлопушкой.

...Впоследствии эти кадры я увидел в картине в качестве подтитрового фона в самом начале фильма:
Лаврентий, то есть, по сценарию, шеф японской контрразведки Ямамото, спускается со ступенек вагона, Табаков почтительно подает ему руку, подхалимски - напряженно улыбается Нонна Терентьева.

Всего - то 10-15 секунд...

- Снято! - произнес Эльдор Уразбаев. - Спасибо всем! На сегодня все!

- Спасибо всем, на сегодня съемки закончены! - продублировал слова главного второй режиссер Серик
Бекмаханов в "матюгальник".

Народ бодро стал разбегаться в разные стороны: осветители потащили аппаратуру, операторы -
камеры, художники - реквизит.

Вы, конечно, понимаете, каково было мое состояние - "японского солдата с ружьем", обритого ради казахского киноискусства практически наголо?..

- Серик!- отчаянно закричал я.

Он оглянулся, остановился и виновато развел руки.

- Старик, извини...

Из правды слов не выкинешь...

Лысый, я пошел потом с Лариком в ресторан, где с горя напился и поклялся больше никогда не сниматься в кино.

Но выполнить это обещание оказалось невозможно...
#30   / Александров
11 Фев. 09 16:52
История моя довольно проста. Но мне она помогла понять одну замечательную истину: вера и надежда не подведут.
Было это в 90-е годы, когда все уезжали за рубеж. Моя сестра тоже уехала. Провожали ее всей семьей до Шереметьева-II. Чемоданы, пакеты, все руки заняты... Уже войдя в здание аэропорта, поняла, что моя сумочка с паспортом, пропуском на работу, ключами от квартиры и кошельком, в котором лежали все деньги (небольшие мои и все рубли сестры, которые ей там уже не понадобятся)осталась в автобусе. Бросились к остановке - автобус уже ушел. Сестра в истерике, а меня охватило странное спокойствие. Подумалось, пусть эти деньги достанутся человеку, который действительно нуждается, а не балбесу, который на жвачку и спиртное их просадит.
Жаль было только, что пропала записная книжка, но и она- дело поправимое.
На следующий день - звонок. Московский приятель спрашивает: "Ира, ты сумку не теряла?".
Человек, нашедший эту сумку, открыл записную книжку, позвонил Максу, тот мне - и мы вместе поехали забирать мою пропажу. Встретил нас огромного роста армянин, от вознаграждения отказался, попросил только свечку в храме поставить. У него семья в Степанакерте после землетрясения осталась без средств, а он на асфальтовом заводе зарабатывал, чтобы им посылать.
Когда я ставлю свечи в храме, часто вспоминаю о нем.
#29   / Биробиджан
30 Окт. 08 11:59
Я на всю жизнь запомню то, что произошло с моим близким другом. После этого я усомнилась в существовании Бога на этом свете. Грех, конечно, такое говорить, но всё-таки...Зариф Георгиевич преподавал в нашем институте историю. Это был очень умный, очень воспитанный, добрый, отзывчивый человек.Тогда ему не было и тридцати...Когда я на него смотрела, либо разговаривала с ним, было такое ощущение, что предо мной стоит сам Бог. Как будто его взяли оттуда с небес и поместили в этот безумный человеческий мир. Таких как он нет и больше не будет, я точно знаю...Кто читал про князя Мышкина в романе Достоевского, тот меня поймёт. Это был идеальный человек...Так получилось, что мы с ним подружились - сначала работали вместе в детском лагере, затем отдыхали вместе на турбазе...Он небыл женат, у него не было детей. Единственное, чем он жил - это работа. Как-то он сказал, что всегда мечтал о карьере военного. Через несколько месяцев он бросил институт и устроился на службу по контракту в Хабаровск. Последний раз я видела его в военной форме в нашем ВУЗе - он приходил к сестре... Наши пути разошлись. Я вышла замуж, родила ребёнка, ушла в декретный отпуск. Как-то пришла на кафедру, взяла какую-то папку, повернулась к двери...и увидела объявление.Зарифу нужны была огромная сумма на лечение. Просили помочь бывшему преподавателю, у "которого после первого сеанса химиотерапии была хоть какая-то надежда на выздоровление..." я не помню больше ничего...Вышла из института и долго-долго шла по трассе, рыдая от боли и обиды...На следующий день я сдала все деньги,что у меня тогда были...Как оказалось - зимой 2007 года он обморозил себе ноги...Одну через какое-то время ему ампутировали. Но уже было поздно. Пошла гангрена...Бедная семья продала всё, что могла, но так и не смогла ему помочь.Один укол стоил сто тысяч рублей...Я звонила по организациям, искала хоть какую-то возможность его вытащить, но всё бесполезно. Везде сразу же бросали трубку, не дослушав до конца. Когда была прямая линия с президентом, я в двух словах описала ситуацию и просила помочь. Но моё сообщение затерялось в миллионах таких же просьб и надежд...Весь город, весь институт, - все очень надеялись на чудо. Но чуда не произошло. 24 декабря 2007 года наш Зариф умер, так и не увидев первого снега, который выпал только через три дня...В этот же день моего ребёнка увезли в реанимацию...Говорят, что Бог забирает к себе хороших людей... Может быть...Зариф пришёл к нам с небес и вернулся на своё место. ыть может и не было ему места среди нас, таких грешных, таких жестоких, таких безразличных друг к другу людей....
#28   / Ростов-на-Дону
28 Окт. 08 02:47
Спешил рано утром по делам, но позвонили, сообщили,что дела откладываются.
Присел отдышаться на лавочку в парке. Дворничиха, худощавая высокая женщина, извинившись, поросила встать со скамьи, подмести под ней. Встал, подождал, сел. Неожиданно разговорились. Женщину звали Элеонора. Три высших образования, в 70-х партийная школа,ранее гуманитарное в пединституте, потом дипломатическое (без блата, за медали). Работала в Кремле, в ТАСС.Попала в посольство в Афгане,атташе. Все было хорошо, сошлась с интеллегентым полковником.
Ее похитили талибы, пленили, сидела в тамошнем зиндане. Потом рабство. Ткачиха в доме наркобарона. За попытку бегства отрезали мизинцы.Вторая попытка удалась. И хотя наши военные отнеслись с сочуствием, то в СССР сопроводили с "гэбэшником". Допросы в Горьком. Били жестоко. Посадили за предательство. Через 10 лет отправили на поселение. Вернулась в родной Ростов. Вся родня отвернулась.Дочь в дом не пустила, показав лишь справку о смерти своей матери. Дворничихе дали каморку под лестницей Дома культуры. Так и живет.
#27  Том Балбадин
25 Сент. 08 10:23
Андрей, похожее было в "Лестница Иакова".

Читал Бёрджеса.
идея.
Перенаселение планеты, голод. Результат - узаконеное людоедство, пропаганда однополых браков, истребление 70% женщин и переработка их на консервы, синтетические продукты питания.лимитированная рождаемость.
#26   / Москва
3 Сент. 08 00:32
Цитата: "Полоскову Алексею/Ярославль 10 Дек. 07 16:26 Афганистан. Последние военные годы..."

А представь себе, приятель, каково действительно вернуться одному, потеряв всех ДРУЗЕЙ, и тебе уже за сорок, а ты так и не избавился от ощущения, что ты умер там – на войне, и все еще обитаешь в аду...
#25   / Аркаим
15 Авг. 08 15:10
Жизнь очень странная штука…
Наблюдаю я за ней словно из окна фильм смотрю. Меняются времена года, дни сменяют ночи, встаёт солнце и уходит луна, машины проносятся по проспекту, куда-то спешат люди…
Я всматриваюсь в их лица и не могу понять одной простой вещи: Как так? У всех всё правильно, жизнь идёт, может быть так, как нужно, а может и нет, что-то получается, что-то нет – работа, дом, СЕМЬЯ… Все мои друзья женаты, у них у всех есть дети, машины, квартиры, дачи… Вообщем, нормальная линейная жизнь, а я? У меня же ничего этого нет, моя жизнь – это непредсказуемость, это ураган, это шторм, туман, а может и даже сон, из которого я не могу проснуться…
… Однажды я влюбился…
Это уже не был ураган или шторм, - это была вселенская катастрофа. Я потихоньку начал сходить с ума. Говорят, что если сильно любишь, то человек это почувствует и ответит взаимностью… Не знаю, не знаю… Потому что я обнаружил странную закономерность – если ты кого-то любишь, то он(а) обязательно любит кого-то другого, а тот, в свою очередь, третьего и т. д. и т. п. Я не смог определить конца этой цепочки и думаю: А это только со мной так? Или у других бывает тоже?

Потом, когда я начал приходить в себя, подумал: А не плохой бы, наверное, получился фильм?... Только вот очень грустный и без счастливого конца.
#24   / Самара
7 Авг. 08 23:08
Эта смешная история произошла со мной в возрасте 12 лет. Я собиралась в школу, оставалось примерно 2 часа, это было в шестом классе во вторую смену. Моя сестра тоже училась во вторую смену, только в восьмом классе. Она была заядлая прогульщица. Говорю ей как-то, - так не хочу идти в школу, жуть. Тогда она мне говорит, - а ты не ходи, родителей все равно дома нет. А родители работали в это время, помню, что папа работал прорабом. И поэтому он мог вернуться в любое время домой. Об этом я честно говоря не подумала. Моя сестра ушла вместо школы к своей подруге, а я так и решила остаться дома, как мне сказала сестра. Но ладно я одна бы не пошла, так я еще позвала свою подругу. Она была на год меня старше и училась в другой школе. Ну значит сидим мы с ней играем, время идет. И тут вдруг мы слышим странный звук, доносившийся за дверью. Сердце замерло в ожидание, что произойдет дальше, подумали мы. И на нашу беду зазвенели ключи, замок стал открываться. Мы с ней, кто куда, тут у меня появилась идея, надо бежать прятаться в шкаф. Все оставили и побежали к шкафу. Этот шкаф был подобный тем, что выпускали в советское время, проще говоря, он закрывался на ключ, но если его не закрывать, то дверка открывалась. Об этом тогда мы что-то не подумали. Квартира состояла из двух комнат, одна моя с сестрой, а другая родительская. Мы спрятались в нашей, детской комнате. Отец зашел домой в свою комнату, приготовил себе что-то поесть. За просмотром телевизора он уснул. Телевизор выключился, ведь именно тогда мы и поняли, что он уснул. В шкафу находиться было крайне не приятно. Эта духота, напряжение, страх. Изнутри мы пытались держать дверь закрытой, но это долго делать не получалось, потому что там не было зацепки. Держали мы ее совершенно потрясающим образом, за маленькую прикрепленную деревяшку. Спустя небольшой промежуток времени в дверь раздался звонок. Мы тогда с моей подругой даже подумать не могли, сидя там, в шкафу кто это может быть. Это была классная руководительница моей сестры. Папа и учительница прошли в нашу детскую комнату, и она стала серьезно разговаривать с отцом по поводу моей сестры, а да! она была еще моей учительницей по английскому языку, поэтому она меня прекрасно знала. Вот сидим мы в шкафу, руки трясутся, душно, все вспотели. От того, что вспотели руки, дверь стала выскальзывать. В это время классная руководительница говорила папе, что его дочь не ходит в школу. Разговор продолжался еще какое-то время. Вдруг папа подходит к шкафу с такой фразой, « подождите секунду, по моему в шкафу закрыли кошку, дверь что-то трясется». И что вы думаете произошло в тот момент со мной и с моей подругой, правильно вся наша короткая жизнь прошла перед глазами. Подходит папа к двери, чтобы ее открыть, но это ему не удается, ведь она на самом деле была не закрыта на ключ. Тут он понял и попытался ее тянуть. В итоге мы больше не могли держать и отпустили. Шкаф открылся, и первой кого папа увидел, была моя подруга, в удивлении он спросил ее, - а ты, что здесь делаешь? Я больше никогда не забуду эти слова "А ты, что здесь делаешь" На что подруга ответила, показывая на меня пальцем, - я с ней. Тогда заглянув в глубь шкафа, папа увидел меня. При классной руководительнице папа не стал нас ругать. Но я помню ее лицо, она подумала тогда "Что за семейка?" Это был большой позор, мне было очень стыдно. Папа спросил, почему я не пошла в школу, что мне было делать, тогда я решила все свалить на сестру. Никогда не забуду этот день. Есть что вспомнить!
Рейтинг@Mail.ru